Постановления

Сертификация

Метрология

Стандартизация

Обмен опытом

Нормативные документы



Что может осложнить работу Таможенного союза?

До 1 июля 2010 года, когда в полную силу заработает Таможенный союз России, Белоруссии и Казахстана, остаются считаные дни. Документальное оформление общего таможенного пространства и единой таможенной территории практически завершено. Однако "за кадром" остается еще один блок вопросов - судьба поправок в уголовное и административное законодательство трех стран.

Они имеют принципиальное значение при привлечении нарушителей Таможенного кодекса Таможенного союза к уголовной и административной ответственности. Об этом с тревогой рассказал "РГ" один из членов Евразийского делового совета, адвокат коллегии адвокатов г. Москвы, член Международного конгресса промышленников и предпринимателей Юрий Бранфилов.

Напомним, в ноябре 2009 года Межгоссовет ЕврАзЭС (высший орган Таможенного союза) поручил своим правительствам унифицировать нормы национального законодательства Белоруссии, Казахстана и России, в том числе уголовного и административного права. Но до сих пор это не сделано, что изначально грозит конфликтом интересов, говорит Юрий Бранфилов, как между правоохранительными, судебными органами трех стран - "подножками" при борьбе с контрабандой, коллизиями при вынесении судебных решений, так и для бизнеса - конфискацией товаров. Серьезные риски подстерегают и российскую казну.

Комментируя эти потенциальные риски, эксперт "РГ" поясняет, что понятие "контрабанда" в российском и белорусском уголовном законодательстве трактуется по-разному, что в итоге может привести к образованию "офшорных" зон на территории Таможенного союза. "В России контрабандой считается ввоз товаров в крупном размере, совершенный помимо или с сокрытием от таможенного контроля. Уголовный кодекс Республики Беларусь под контрабандой понимает ввоз товаров и ценностей в крупном размере, запрещенных или ограниченных к такому перемещению, за исключением наркотических, психотропных и других средств. Следовательно, все остальные товары и ценности, не запрещенные и не ограниченные к такому перемещению, даже при наличии крупного размера не будут квалифицироваться как контрабанда", - говорит Юрий Бранфилов. И через внешнюю белорусскую границу в Россию из третьих стран "в крупном размере" могут хлынуть потоки товаров народного потребления.

Кроме того, обращает внимание Бранфилов, в России и Белоруссии сегодня крайне разнятся механизмы привлечения нарушителей таможенных правил к административной ответственности. В Белоруссии при возбуждении административного производства широко применяется понятие "неустановленное лицо". На практике эти правовые коллизии могут выглядеть так. К примеру, перевозчик представляет товаро-сопроводительные документы для таможенного контроля. Должностное лицо таможенного органа места ввоза товара на территорию Таможенного союза обнаруживает какие-либо несоответствия при проведении операций таможенного контроля. В России в подобных случаях возбуждается административное производство либо в отношении перевозчика, либо грузоотправителя-грузополучателя товара. В Белоруссии лицо может быть "не установлено" и для защиты своих прав в суд не вызывается. Суд выносит постановление в отношении "неустановленного лица", а товар обращает в собственность государства.

"Поскольку Россия географически находится между Казахстаном и Белоруссией, то все транзитные поставки проходят через эти страны. Местом же таможенного оформления большинства товаров, перемещаемых через таможенные границы этих стран, является Россия. При этом средства от конфискованных по решению суда товаров поступают не в российский бюджет, - говорит эксперт "РГ". В России, по словам эксперта, такого понятия, как "неустановленное лицо", при передаче дела в суд за нарушение таможенных правил не существует. К ответственности привлекается либо юридическое лицо - и тогда решение выносит арбитражный суд, либо гражданин, и постановление выносит суд общей юрисдикции. Законодательство Республики Беларусь, говорит эксперт, в этой части необходимо привести в соответствие, в противном случае в рамках Таможенного союза мы не сможем поставить надежный заслон недобросовестным лицам, использующим несовершенство законодательства в своих корыстных целях, и развяжем руки тысячам контрабандистов, использующих "черные" схемы перемещения товара через таможенную границу.

Серьезные различия, по словам Юрия Бранфилова, пока сохраняются и в национальных административных кодексах (КоАПах) России, Белоруссии и Казахстана, касающихся административной ответственности в области таможенного дела. Так, КоАП России содержит термин "административные наказания", КоАПы Белоруссии и Казахстана - "административные взыскания". А наиболее четко формы "вины" прописаны в законодательстве Республики Беларусь. "Вина" может быть "с умыслом" и по "неосторожности". При этом умысел подразделяется на "прямой" и "косвенный". А "неосторожность" предусмотрена в форме "легкомыслия" и "небрежности". Правонарушение по-российски и казахстански характеризуется только виной в форме умысла или неосторожности без расшифровки этих понятий. Кстати, в КоАП России и Казахстана при установлении вины правонарушителя конкретизируется, физическое или юридическое это лицо. В Кодексе Республики Беларусь субъект ответственности не прописывается. Но уточняется, что административным правонарушением считается не только уже оконченное деяние, но и покушение на него. КоАП России и Казахстана покушение административным правонарушением не признает. При этом по КоАП России в качестве ответственных за нарушение таможенных правил "проходят" граждане, должностные и юридические лица. По КоАП Республики Беларусь - только физические и юридические лица, индивидуальные предприниматели. Кодекс Казахстана в зону ответственности вводит и физических, и должностных, и юридических лиц, и индивидуальных предпринимателей. Однако санкции к юридическим лицам в этой республике разнятся в зависимости от их статуса - малых, средних и крупных предприятий.

Эти юридические "закавыки", замечает Юрий Бранфилов, крайне значимы при предъявлении различных по степени жесткости санкций. То есть "отвечать рублем", опираясь на разные национальные правовые нормы, в Таможенном союзе придется по-разному. К примеру, неясности точно будут при оплате штрафов. Если величина административного штрафа в России измеряется в рублях, то в Белоруссии, исходя из базовой величины, которая, как курс валют, ежедневно устанавливается Центральным банком. Кстати, эти же базовые величины установлены и при подаче жалоб в суды и прокуратуры Республики Беларусь. В Казахстане этот размер соответствует некоему "определенному количеству месячного расчетного показателя".

Все эти и многие другие разночтения, призывает Юрий Бранфилов, необходимо как минимум обозначить накануне начала деятельности Таможенного союза. Ведь от того, какие изменения будут внесены в различные отрасли законодательства сторон, как будут унифицированы и гармонизированы нормы права, зависят судьбы десятков тысяч граждан и юридических лиц, а также бюджеты стран - членов Союза. А чтобы законодательство Таможенного союза формировалось, как это определил его высший орган - Межгоссовет ЕврАзЭС, необходимо определить и механизмы персональной ответственности исполнителей переговорного процесса, резюмирует Бранфилов.

 

Источник:  Российская газета

 








 

Спонсоры:



Предоставленная информация содержит ознакомительный характер.