Постановления

Сертификация

Метрология

Стандартизация

Обмен опытом

Нормативные документы



Какую воду мы пьем? Идея "третьего крана"

Комитет Торгово-промышленной палаты РФ по качеству продукции совместно с журналом «Методы оценки соответствия» провели заседание «Чистая вода: национальная идея или иллюзия?» Вел мероприятие председатель комитета, президент Всероссийской организации качества Геннадий Воронин.

Проблема воды — это проблема качества жизни, сказал он, открывая заседание. Предлагаемая Федеральная целевая программа «Чистая вода», которую разработал МЭР и которую планирует утвердить правительство, нуждается в пересмотре; замечаний много, и о них мы будем сегодня говорить, подчеркнул Геннадий Воронин.

Резолюция заседания, как обычно, направляется в соответствующие органы государственной власти для информирования и использования на практике ее положений и замечаний.

Выступление генерального директора ОАО «НИИ коммунального водоснабжения и очистки воды» Артема Гнипова было критическим. Мы, сказал он, рассчитывали на программу «Чистая вода», которая предусматривала бы создание соответствующей законодательной базы, намечала конкретные ориентиры, гарантировала создание федерального органа, ответственного за всю ситуацию в отрасли, но ожидания не оправдались. Нам предложена неконкретная расплывчатая декларация, исполнение которой способно не улучшить, а, скорее, ухудшить ситуацию. Огромная и важнейшая для жизни отдельного человека и всего общества отрасль вообще почему-то названа всего лишь сектором.

По мнению Артема Гнипова, нужен закон о водоснабжении и водоотведении, нужны также иные нормативные акты, регулирующие отношения в этой сфере, и только тогда можно рассчитывать что у большинства населения страны появится хорошая вода. Сейчас же половина граждан России пользуется водой или вообще неочищенной, или очищенной далеко не лучшим образом. Следует пересмотреть концепцию Федеральной целевой программы «Чистая вода», уверен Артем Гнипов.

О проблеме «третьего крана» (отказ от глубокой централизованной очистки воды и ее доочистка на установках, расположенных в подвалах домов) говорил, в частности, главный редактор журнала «Водоснабжение и канализация» Сергей Финаев. По подсчетам специалистов, отметил он, стоить «куб» такой воды будет примерно в 200 раз больше, чем обычная хорошо очищенная вода, подающаяся в квартиры москвичей. Нельзя считать идею «третьего крана» единственно возможным вариантом решения проблемы обеспечения населения качественной питьевой водой — экономика это не «вытянет». Да и сама идея представляет интерес прежде всего как бизнес-проект для некоторых коммерческих структур, заботящихся о прибылях, а не о решении проблемы.

Следует сосредоточиться на традиционных качественных методах очистки и поставки воды, но нужно выделять на это достаточные средства, а не латать бесконечные дыры.

Идея «третьего крана» не нова, сказал директор «МосводоканалНИИпроект» Евгений Пупырев. Замысел вроде бы даже достойный: хорошо очищенная вода, пока пройдет долгий путь по трубам, часть свойств теряет (спасает только хлорирование благодаря пролонгированному действию, но от хлора многие предлагают отказаться). Однако при этом забывается, что вода (как, например, в Москве), очищенная централизованно, даже после долгого путешествия по трубам все равно остается качественной и безопасной, если же перейти на локальную очистку, следует согласиться на очень большие расходы (в Москве — 60–70 тыс. руб. за кубометр). Такая чистая вода станет недоступной для подавляющего большинства жителей. Евгений Пупырев считает, что тем не менее локальная очистка нужна — в малых населенных пунктах, где вода плохая; ради сохранения здоровья населения ее применение необходимо, пока не появится соответствующая инфраструктура.

Генеральный директор Института электрохимических систем и технологий Витольд Бахир подверг критике программу «Антихлор»; по его мнению, стремление отказаться от хлора при очистке воды играет в первую очередь на руку бизнесу, занимающемуся разработкой новомодных систем очистки; здесь больше коммерческих интересов, чем заботы о качественной очистке воды. Озонирование, обработка ультрафиолетовым излучением — это неплохие методы, но краткого действия; их преимущества исчезают, когда вода идет по трубам к жилью. Пока достаточно надежно работает именно хлор, поскольку его действие продолжается достаточно долго, он дезинфицирует трубы по пути к кранам. К тому же, отметил выступающий, применение многих иных средств очистки сопровождается нежелательными (хотя и безопасными для человека) последствиями: происходят химические реакции, вызывающие более быстрый износ водопроводных систем, а если учесть и без того предаварийное состояние большинства наших сетей, то последствия становятся весьма нежелательными.

По статистике, 99% очистки воды в мире обеспечивается именно хлором или хлорсодержащими продуктами, сказал председатель совета директоров компании «Кравт» Аванес Петросян. В России ежегодно для очистки используется 80 тыс. т хлора, а в США — 500 тыс. т, так что говорить о якобы массовом отказе в мире от хлора как минимум преждевременно. Вообще попытки отказа от обработки воды хлором или хлорсодержащими соединениями в прошлом и нынешнем году привели в ряде мест России к вспышкам заболеваний, о которых, казалось бы, уже стали забывать, причем дизентерия — это самое безобидное из того, что случилось после отказа от хлора. Можно — и по возможности нужно — обрабатывать воду иными веществами, но следует это воспринимать как первичный этап, который позволяет в меньших объемах использовать хлор при доставке воды потребителю. Далее Аванес Петросян провел сравнительный анализ действия используемых для очистки воды хлора и гипохлорита натрия и кальция.
 
Член экспертного совета по законодательным инициативам Госдумы РФ Олег Розенталь и главный специалист Федерального центра анализа и оценки техногенного воздействия Ростехнадзора Людмила Пономарева выступили за меры, которые могли бы и интересы экономики учесть, и обеспечить возможно минимальное ухудшение качества воды в природе. Этот момент необходимо иметь в виду при подготовке единых принципов нормирования допустимого воздействия на природные водные объекты. Сегодня в этой области много путаницы, непрофессионализма, неточностей. Так, некоторые нормативы требуют такого уровня содержания примесей в воде, что их просто невозможно измерить. Ситуация обычная: строгость требований смягчается невозможностью их исполнения. И одновременно есть противоположные факты, когда за аварии, приводящие к массовому загрязнению воды пестицидами, требуется заплатить штраф в тысячи раз меньший, чем за допущение простого (конечно, тоже нежелательного) превышения их содержания в природном водоеме.

В дискуссии поднимались и другие вопросы: применение нанотехнологий для очистки воды, системы очистки воды на основе углеродной смеси высокой реакционной способности и т. д.

Участники заседания подчеркнули, что необходимо добиваться упорядочения и совершенствования нормативно-правовой базы в сфере питьевого водоснабжения (требуется разработка концепции экономного водоснабжения, принятие федеральных законов «О водоснабжении», «О питьевой воде и питьевом водоснабжении»).

Был затронут и «бытовой» вопрос: полезны ли домашние фильтры для очистки воды? По мнению выступающих, этот приносящий огромные прибыли бизнес во многих случаях практически паразитирует на работе отрасли, занимающейся профессиональной очисткой воды. Обещания дать потребителю идеальную воду скрывают за собой чаще всего одно: «очистку» очищенной и подготовленной к употреблению воды. Есть хорошие фильтры, они помогают там, где плохая вода. Но в большинстве случаев при хорошей централизованной очистке бытовые фильтры способны лишь избавить воду от запаха или сделать ее чуть прозрачнее — и это все; зато очень быстро бытовые фильтры могут стать — и становятся — хорошим, даже идеальным местом для размножения бактерий. Как правило, о такой возможности потребителя не предупреждают. Участники обсуждения заявили, что, учитывая массовое распространение бытовых фильтров, быстрое и бесконтрольное развитие «бизнеса на воде», необходимо законодательно регламентировать применение подобных фильтров с четкими требованиями к их работе, а также предусмотреть меры воздействия за загрязнение питьевой воды из-за применения подобных устройств.

Полезное:

Фасад - это лицо здания. Схема изменения вида фасада - лицо хозяина здания и архитектора, сделавшего этот проект.

Выполнение различных реконструктивных работ - это и видоизменение внешнего архитектурного облика сооружения, в том числе через изменения материалов и пластики внешних конструкций, ликвидации, изменения формы проемов, балконов и т.д. (Указание №166:1-РМ от 31.07.1996г.)

Любые изменения фасада требуют разработки и согласовывание перпланировки соответствующей проектной документации, т.е  проекта изменения фасада здания. Согласование  фасадов сооружений - получение Разрешения на исполнение различных реконструктивных работ. Это единственный законный фундамент для начала строительных работ по изменению вашего фасада.

 








 

Спонсоры:



Предоставленная информация содержит ознакомительный характер.